Маски сорваны. Что на самом деле происходит в Китае

Вторник, 31 январяНовости России

Маски сорваны. Что на самом деле происходит в Китае

    2166

Маски сорваны. Что на самом деле происходит в Китае

В Пекине, Шанхае, Гуанчжоу и других крупных городах Китая — массовые протесты против политики нулевой терпимости к коронавирусу. По данным AP и Reuters, на улицы вышли тысячи людей. При этом оценить подлинный масштаб происходящего сложно. Зачем западные СМИ накаляют обстановку — в материале РИА Новости.

Коронавирусное безумие

Последней каплей терпения стала трагедия в Урумчи — в жилом доме вспыхнул пожар, десять человек погибли, еще девять получили ранения. По мнению многих, жертв было бы меньше, если бы люди имели возможность выбраться из здания. К несчастью, его закрыли на карантин.

Маски сорваны. Что на самом деле происходит в Китае

На следующий день после пожара, 25 ноября, учащиеся как минимум 50 университетов вышли на акции неповиновения. Один из ведущих вузов страны — пекинский Цинхуа — присоединился к протестам 27 ноября. Участники поют государственный гимн, выступают за отмену регулярных ПЦР-тестов, призывают председателя КНР Си Цзиньпина уйти в отставку, просят дать стране больше свободы и демократии. Из-за политических требований некоторые даже предположили, что всему виной — иностранное вмешательство со стороны США или других противников Китая.

По сообщениям западной прессы, одним из самых популярных символов у протестующих стал белый лист бумаги. Он символизирует свободу слова, которой китайцы якобы лишились за время правления товарища Си. По словам очевидцев, в Цинхуа массовая акция началась после того, как один из студентов встал с белой простыней возле столовой. Молодого человека быстро скрутили полицейские, но полотно осталось, и вскоре возле него собрались уже десятки единомышленников.

Как пишут зарубежные СМИ, ничего подобного в Китае давно не было. Массовые выступления недовольных в КНР — не редкость, но на этот раз журналисты пытаются обратить внимание на их масштаб и распространение. К примеру, The Guardian сравнивает нынешние протесты с событиями 1989-го, когда студенческие митинги на площади Тяньаньмэнь в Пекине закончились массовым кровопролитием.

Маски сорваны. Что на самом деле происходит в Китае

Девятый вал

С начала пандемии Китай славится бескомпромиссной борьбой с коронавирусом, которая в 2020-м и 2021-м привела к успеху. Главной задачей было не допустить даже малейшей вспышки заболевания. Из-за нескольких случаев заражения на карантин отправляли целые города. Однако в начале ноября Компартия решила переключиться с пандемии на экономику. Некоторые ограничения ослабили, но тут поднялась невиданная волна ковида. По одной из версий, причина в том, что из-за действий властей китайцы за два года не смогли выработать коллективный иммунитет.

По официальным данным, привилось около 90 процентов жителей. Однако китайские медики предупреждают: если отказаться от локдаунов, система здравоохранения не выдержит. С начала ноября число заражений в сутки увеличилось с трех до 40 тысяч. В одном из районов Гуанчжоу на карантин отправили почти четыре миллиона человек, а самый загруженный аэропорт страны оказался под угрозой закрытия. В Пекине и Шанхае ввели трехдневную изоляцию для приезжих. В Чжэнчжоу предприятия переводят на замкнутый цикл — работники обязаны жить на заводе.

Тем временем избранная властями КНР стратегия все больше угрожает экономической устойчивости страны. По данным МВФ, в 2022-м ВВП Китая вырастет на 3,2 процента вместо ожидаемых 5,5. К этому ведут сокращение потребления внутри страны, снижение производительности предприятий и их привлекательности для инвесторов.

Китайская традиция

Опрошенные РИА Новости эксперты считают, что западные СМИ целенаправленно раздувают тему протестов в КНР, однако преуменьшать значимость массовых выступлений тоже не следует. Выбранная Пекином стратегия борьбы с коронавирусом негативно влияет как на экономику, так и на психологическое состояние населения.

«Нынешняя ситуация наверняка не идет ни в какое сравнение с тем, что было на площади Тяньаньмэнь в 1989-м: с теми событиями вообще сложно что-то сопоставить. В погоне за просмотрами западные СМИ просто нагнетают напряженность», — уверен руководитель Центра политических исследований и прогнозов Института Китая и современной Азии РАН Андрей Виноградов.

При этом, добавляет эксперт, в личных беседах китайцы признаются, что у них накопилось много недовольства ковидными ограничениями, но о полноценном восстании речь не идет. Периодически в Китае вспыхивают массовые протесты, и, как правило, в них участвуют студенты, которые расходятся, когда заканчивается сессия. При этом недавно прошел съезд Компартии. Делегаты укрепили власть Си, выразив тем самым настроения не только внутри организации, но и в обществе. Поэтому говорить о предпосылках государственного переворота нет оснований.

Маски сорваны. Что на самом деле происходит в Китае

«У Запада, возможно, есть заинтересованность в протестах, но сил для их трансформации в революцию явно недостаточно. Максимум, что могут сделать США и союзники, — попытаться извлечь из массового недовольства сиюминутную выгоду. Для большего нет ни соответствующих институтов, ни процедур», — считает Виноградов.

В свою очередь, научный руководитель азиатского направления ИМЭМО РАН академик Василий Михеев отмечает, что после съезда КПК Си столкнулся с несколькими проблемами, две из которых взаимосвязаны: замедление темпов экономического роста и сохранение политики нулевой терпимости к коронавирусу.

«Тяжело оценить, насколько оправданны выбранные Пекином методы, но мы знаем, что из 40 тысяч зараженных симптомы присутствуют только у четырех тысяч. Возможно, упорство, с которым китайские власти возвращаются к локдаунам, связано с неповоротливостью бюрократии. При этом жесткий карантин подрывает темпы роста ВВП. Параллельно ситуация с ковидом подстегнула китайцев к выдвижению политических требований. Правительство должно обратить на это внимание, если хочет избежать проблем в будущем», — указывает Михеев.

Эксперты полагают, что китайская бюрократия из принципа не пойдет на уступки протестующим. Однако когда выступления прекратятся, власти постепенно будут отказываться от привычных методов борьбы с ковидом. Курс на это взяли еще в начале ноября, но затем большая волна заражений заставила Компартию вернуться к прежнему протоколу.