Спецоперация Таджикистана: кто стоит за беспорядками на Памире

Суббота, 2 июляНовости России

Спецоперация Таджикистана: кто стоит за беспорядками на Памире

    3337

Спецоперация Таджикистана: кто стоит за беспорядками на Памире

В Горном Бадахшане вспыхнули массовые протесты. Власти Таджикистана расценили их как террористическую атаку. В рамках спецоперации, которая продлилась меньше суток, военные разогнали сотни демонстрантов. РИА Новости разбиралось в причинах и возможных последствиях беспорядков.

Операция в горах

О проведении контртеррористической операции в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО, или Памир) Душанбе объявил 18 мая. По данным властей, местные преступные группировки, пользующиеся поддержкой международных террористических организаций, попытались «пошатнуть основы конституционного строя республики». Всего в ГБАО действовали около 200 боевиков, в том числе иностранцы.

Спецоперация Таджикистана: кто стоит за беспорядками на Памире

В МВД утверждают, что бандиты перекрыли две дороги в областной центр Хорог. Кроме того, противники властей выстроили баррикады в нескольких населенных пунктах Горного Бадахшана. На борьбу бросили военных, в СМИ и социальных сетях говорили о применении вертолетов и минометов.

Бои в регионе продлились до вечера. Силовики сообщили о гибели офицера, еще 13 сотрудников правоохранительных органов получили ранения. Со стороны боевиков власти насчитали восемь убитых и одиннадцать раненых. В плен попали 70 террористов. Ни один мирный житель не пострадал, подчеркнули в МВД Таджикистана. Оппозиционные информационные ресурсы, в свою очередь, заявляют, что протестующих погибло от 11 до 30 и более. Точную цифру назвать не могут: в области не работают интернет и мобильная связь.

Параллельно с этим в Душанбе полиция задержала журналистку и правозащитницу Улфатхоним Мамадшоеву, которая, как считают в МВД, была одним из организаторов беспорядков. Она призналась, что разместила на своем сайте информацию о готовящихся протестах, но сама не принимала в них участие.

Тем временем памирцы просят ООН, ОБСЕ, ЕС и ШОС уговорить президента Таджикистана Эмомали Рахмона остановить репрессии в Горном Бадахшане. Активисты отрицают обвинения в терроризме, уверяя, что хотят всего лишь добиться реализации тех прав, которые дает региону статус автономной области.

История длинною в год

Нынешние беспорядки возникли из-за событий, развернувшихся в ноябре 2021-го. Тогда полицейские убили при задержании Гульбиддина Зиёбекова, который в начале года похитил помощника прокурора из-за того, что знакомая подверглась домогательствам. По одной из версий, девушку депортировали из России, но она хотела вернуться, поэтому попросила работника прокуратуры оформить новый паспорт. Тот в ответ якобы предложил близость. Предполагаемого насильника побили, видео с его извинениями выложили в соцсети.

Спецоперация Таджикистана: кто стоит за беспорядками на Памире

Убийство Зиёбекова запустило массовые протесты не только в Хороге, но и в Москве. Сотни памирцев собирались возле посольства Таджикистана в России, а в Хороге к зданию местной администрации даже принесли гроб с телом погибшего. Протестующие требовали наказать виновных в его смерти, поставить во главе области выходцев из ГБАО, прекратить уголовное преследование их лидеров и так далее. В ответ власти отрубили интернет, но все-таки вступили в переговоры с недовольными, и люди разошлись по домам.

Тем не менее за полгода ни одно из требований оппозиции не выполнили. Даже интернет вернули только в середине марта. Последней каплей стал приговор 27-летнему бойцу ММА Чоршанбе Чоршанбиеву, который жил в России, но через соцсети критиковал отношение властей Таджикистана к ГБАО. В Москве полицейские остановили его за превышение скорости и отправили на родину, а в Душанбе посадили на восемь с половиной лет за призывы к экстремизму и создание экстремистской организации. Перед этим на 18 лет осудили 44-летнего Амриддина Аловатшоева. Он возглавлял землячество памирцев в России и активно поддерживал протестующих на родине. В январе его депортировали из Белгорода.

В ответ на приговоры сотни молодых людей собрались в Хороге 16 мая. В столкновении с силовиками одного протестующего убили, еще шесть получили ранения. Пострадали трое полицейских. В МВД утверждают, что застрелили одного из организаторов незаконной акции, лидера местной ОПГ 29-летнего Замира Назришоева. На следующий день Хорог окружили войска, затем началась контртеррористическая операция.

Неразрешимые противоречия

Географически ГБАО оторвана от остальной части Таджикистана. Аэропорт в областной столице давно не принимает пассажирские самолеты, а на автомобиле до Душанбе — около 12 часов. Местные жители говорят на диалектах таджикского, к тому же исповедуют исмаилизм (шиитская ветвь ислама), в то время как основная часть жителей республики сунниты.

Спецоперация Таджикистана: кто стоит за беспорядками на Памире

Горный Бадахшан занимает около половины территории страны, но там живут только 227 тысяч человек (из 9,5 миллиона общего населения). В области всегда было нелегко, однако Советский Союз компенсировал природные условия различными дотациями. Таджикистан не может позволить себе такой роскоши, поэтому ГБАО стала одним из беднейших регионов республики. К тому же памирцы не доверяют присланным из Душанбе чиновникам и ориентируются на местных неформальных лидеров. Официальные власти считают этих людей криминальными авторитетами, а тех, кто им симпатизирует, называют сепаратистами.

«В ГАБО постоянно присутствуют вооруженные силы из Душанбе. Между ними и местными жителями возникают конфликты, — говорит старший научный сотрудник сектора Центральной Азии Центра постсоветских исследований ИМЭМО Станислав Притчин. — Любое жесткое действие правоохранительных органов приводит к обвинениям в оккупации».

Ситуация осложняется тем, что по многим признакам Эмомали Рахмон готовится передать власть сыну — Рустаму Эмомали. Тот возглавляет сенат Таджикистана. Политолог Андрей Серенко считает, что президент хочет гарантировать наследнику максимально безопасное правление. Для этого в том числе нужно разобраться с памирской оппозицией.

«Некоторые думают, что официальный Душанбе спровоцировал беспорядки в ГБАО специально — с целью выявления местных лидеров. Однако протест получился хаотичным, ключевые фигуры к нему не присоединились», — говорит Серенко.

Несмотря на то, что конфликт внутриполитический, эксперты не исключают внешнего вмешательства. Третья сторона может использовать противоречия в Горном Бадахшане, чтобы пошатнуть основы конституционного строя в Таджикистане, а затем вовлечь в противостояние Россию.

«На это способны представители коллективного Запада. После начала спецоперации на Украине мы постоянно видим такие попытки в самых разных частях постсоветского пространства. Ситуация на Памире будет достаточно серьезной еще как минимум полгода», — предупреждает Андрей Грозин, старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института Востоковедения РАН.

Как бы там ни было, вмешательство ОДКБ пока не требуется. У памирской оппозиции явно недостаточно ресурсов, чтобы разжечь в Таджикистане гражданскую войну.