“Уберите его от бортика”: как Ч...

Воскресенье, 26 сентябряНовости России

“Уберите его от бортика”: как Черный Маг вмешался в спор Плющенко и Ягудина

    3770

Цензор. Последние новости дня в России и в мире.

Как часто после завершения соревнований фигуристы объясняют неудачи психологическими проблемами, а победы — особым психологическим настроем! Между тем психологи стали полноценными участниками команд, которые готовят фигуристов к соревнованиям, относительно недавно. Как вспоминал в беседе со мной известный советский и российский тренер Виктор Кудрявцев, вплоть до 80-х психологии в тренировочном процессе внимания не уделяли вовсе. Затем увеличилась сложность технических элементов, возросла конкуренция, и от спортсменов требовалось на соревнованиях продемонстрировать уверенность в своих силах и лучший прокат. Вот тогда и пришли в фигурное катание профессиональные психологи, хотя многие тренеры не верили им и брали на себя их функции.

Даже профессор Алексей Мишин, посвятивший одну из глав своего учебника для студентов психологической подготовке фигуристов, в дружеских беседах с известным спортивным психологом из Санкт-Петербурга Геннадием Горбуновым утверждал: “Психолог нужен только слабаку”. Как отметил в разговоре со мной Горбунов, изменил свою точку зрения профессор после психологического сопровождения Елизаветы Туктамышевой, у которой возникли проблемы в переходном возрасте. Преодолеть их удалось с помощью Горбунова. До последнего времени он оказывал помощь многим питерским фигуристам. В Академии фигурного катания имени Панина-Коломенкина психологу был даже выделен специальный кабинет, который прозвали горбунарием.

Умение настраиваться на главные старты сезона как раз и отличает великих чемпионов от “чемпионов мира по тренировкам”. В качестве примера Кудрявцев всегда приводил Елену Соколову. На тренировках она демонстрировала фантастические прокаты, но на соревнованиях крайне редко стабильно показывала свои по-настоящему чемпионские программы. Высшим достижением этой, безусловно, талантливой фигуристки стало серебро чемпионатов мира и Европы.

Горбунов рассказал и еще об одной особенности работы психолога в фигурном катании. Он начинал свою профессиональную деятельность в сборной Ленинграда по плаванию, и к нему перед ответственными соревнованиями нередко обращались за помощью конкуренты питерцев.

Ярчайшим примером, когда психолог работал не столько за своего фигуриста, сколько против основного конкурента, стала дуэль Алексея Ягудина и Евгения Плющенко в олимпийском сезоне-2001/2002. В предолимпийский год Плющенко уверенно выиграл чемпионаты Европы и мира и считался главным претендентом на победу в Солт-Лейк-Сити. После неудачного выступления на Играх доброй воли в Брисбене Ягудин вообще потерял веру в свои силы, и тогда Татьяна Тарасова, тренировавшая Алексея, обратилась за помощью к Рудольфу Загайнову.

Не раз доводилось сталкиваться с этим психологом в Санкт-Петербурге и на крупнейших международных соревнованиях, брать у него интервью и даже наблюдать начало сеансов его работы с известными спортсменами. Уже при первом общении отметил, как тщательно Рудольф Максимович выверяет каждую фразу и при работе со спортсменами, и в диалоге с журналистом. С представителями прессы он старался поддерживать добрые отношения и благодаря многочисленным публикациям застолбил за собой неофициальное звание психолога номер один в России. Во многом этому способствовал резонанс вокруг знаковых шахматных матчей. Сначала Загайнов работал с Виктором Корчным и Гарри Каспаровым против Анатолия Карпова, затем — с Карповым против Каспарова.

Цензор. Последние новости дня в России и в мире.

Далеко не все знают, что свое прозвище Черный Маг Загайнов получил после семинаров по парапсихологии, которые проводил доктор медицинских наук Артемий Меделяновский. Официально в советские времена парапсихологию не считали серьезной наукой, но в одном из институтов АН СССР была создана соответствующая лаборатория, которую курировал… военно-промышленный отдел ЦК КПСС. Руководивший ею Меделяновский, через семинары которого прошли такие знаменитые в будущем экстрасенсы, как Джуна Давиташвили и Анатолий Кашпировский, делил участников своих занятий на “белых” и “черных”. К последним был причислен Загайнов.

В Солт-Лейк-Сити психолог из команды Ягудина занял место у бортика во время исполнения короткой программы… Плющенко. Безупречно катавший ее на протяжении всего сезона ученик Мишина упал при исполнении четверного прыжка и после четвертого места в первый соревновательный день имел уже призрачные шансы на олимпийское золото. Перед произвольной программой Мишин попросил президента Федерации детского спорта России (была в те годы и такая) Шевалье Нусуева убрать Загайнова от бортика. Это сделали, но было уже поздно.

Цензор. Последние новости дня в России и в мире.

Неужели психолог мог вторгнуться в глубины сознания спортсмена и повлиять на исход олимпийской дуэли? Этот вопрос спустя много лет после Олимпиады-2002 задал участникам эпохального противостояния на льду. “Ощущение какого-то психологического давления, исходившее от Загайнова, было, — признался уже испытавший олимпийский триумф в Турине 30-летний Плющенко. — Скорее всего, просто от присутствия рядом этого человека и разговоров вокруг. Сейчас вел бы себя по-другому, но для 19-летнего парня, впервые попавшего в такой котел, все было в диковинку”.

Отметил Плющенко и то, что на выступление в Солт-Лейк-Сити заметно повлияла замена произвольной программы по ходу олимпийского сезона. Первоначально он планировал выступать с “Жизнью артиста” на музыку из фильма “Мулен Руж”. Прекрасная была программа! Только уже в начале сезона из стана соперников началась столь яростная критика, что Мишин решил поставить своему ученику очередной вариант “Кармен”. Пришлось Евгению пропустить чемпионат Европы, да и над короткой программой работать он стал меньше. На вопрос, была ли критика частью психологической дуэли, а скорее — психологической войны, сегодня вряд ли кто-то ответит.

Цензор. Последние новости дня в России и в мире.

Ушедший из любительского спорта вскоре после олимпийского триумфа Ягудин весной 2015 года так рассказал о вкладе Загайнова в свою победу: “Сейчас, когда все знают результаты Олимпиады-2002, можно давать любые оценки. Работа с Рудольфом Максимовичем принесла определенную пользу. Он очень много общался со мной за пределами льда, а мне как раз нужно было такое общение. Нельзя было думать о фигурном катании 24 часа в сутки, а психолог умело направлял мои мысли в другие стороны”.

Добавила интересные штрихи к характеристике Черного Мага и его роли в победе Ягудина в Солт-Лейк-Сити Тарасова.

Тайна же Черного Мага так и осталась неразгаданной. Загайнов ушел из жизни в 2014 году, попав перед этим в почти криминальную историю, связанную с гибелью его подопечной и гражданской супруги — велосипедистки Юлии Арустамовой. После этого он уволился из структур Минспорта и пообещал завершить практическую работу в спортивной психологии. Только буквально сразу же начал оказывать психологическую поддержку тогдашней чемпионке России Ксении Макаровой. К счастью, без последствий для нее. Макарова даже диплом криминалиста после завершения спортивной карьеры в Нью-Йорке получила.

Ни из дневников Загайнова, ни из свидетельств участников событий 20-летней давности невозможно понять, насколько велик был вклад психолога в победу Ягудина (или поражения Плющенко). Совершенно точно нельзя принять его позицию, заключающуюся не в работе с подопечным, а в деятельности против соперников. Или для победы все средства хороши?